Все, что человек может получить (взять, усвоить) от любого предложенного ему процесса (в терапии или тренинге – не суть), лежит в зоне его ближайшего развития. И если, например, все, что может конкретный данный человек – это обнаружить, что то, как он реагирует на происходящее вокруг него, влияет на отношение к нему других людей, то, скажем, «завести друзей» — для него задача не ближняя.

·        Прямо как в анекдоте про пришедшего к психотерапевту клиента с запросом: «У меня нет друзей! Может хоть ты мне поможешь, жалкий плешивый старикашка?» Смех смехом – а мы запросто можем не замечать подобных огрехов за собой. И тем более не осознавать, что же заставляет нас пользоваться подобными оборотами, разговаривая с людьми.

 

Обычный хороший тренинг рассчитан на «среднеосознанного» участника, жаждущего узнать и попробовать новое без особой ответственности (последняя начинается и заканчивается тем, что человек оплатил тренинг и «привел себя» на него). И нет задачи понять: чего я хочу, как я это хочу, от кого и т.п. (как это происходит обычно в групповой терапии). Зато есть ожидание – что будет интересно, что тренер устроит шоу, прочтет интересную лекцию, обманет «сопротивление клиентское обыкновенное» и с песнями и плясками поведет к счастливому новому опыту, т.е. даст упражнение, которое позволит пережить яркие эмоции; предложит схему выхода из проблемной ситуации; подкинет информацию, которая удивит и посулит решение трудных задач. Предположим, что ожидания оправдались, и тренер сделал все, что от него требовалось, с чем же участник тренинга окажется на выходе? Я вижу разные варианты.

1.      Ни с чем. Приятное эмоциональное послевкусие рассосется, не оставив через пару недель и следа. Причина – человека ничему нельзя научить, наша личность – замкнутая система. Только сам человек, приложив определенные усилия, сможет научиться чему-то новому, привнести в свою внутреннюю замкнутую систему то, чего там раньше не было. Вся новая информация – какой бы удивительной и полезной она ни была, улетучится на 90% за очень короткий срок. Останется только информация «добытая» вами лично в процессе работы.

2.      С новой моделью поведения в конкретной локальной ситуации. Участник понял – как правильно (например, — вести трудные переговоры), запомнил полезную схему. Дальше – может пробовать ее применять в жизни. Или не пробовать. Возможно, ему удастся встроить ее в свою обычную жизнь, и шансы на это – повышаются, если его окружение «играется» с этой же схемой. Эти игры помогут ему встроить ее в свою обычную, повседневную жизнь, и использовать с разными людьми.

3.      С новой Ролью. Вот именно так – с большой буквы. Тут надо объяснить подробнее. Вот жил человек, и был он несколько недоволен тем, что родители чего-то недодали, дети не всегда слушаются, супруг(а) не любит, как желаемо, правительство не правит как надо, врачи не лечат, «метро не едет, в такси не содют» и т.п. Попал он на тренинг, и выяснил, что это – позиция ЖЕРТВЫ. А правильно – позиция АВТОРА. Посопротивлялся он немного этой идее, ну и сдался: начал учиться Авторству – т.е. учиться видеть свою ответственность в каждой ситуации. Хорошая идея, годная! Только на выходе – почему-то – имеем мы не ответственного человека, а прекрасного АКТЕРА, который, будучи той же самой Жертвой, самоотверженно играет роль Автора. Ведь тренинг – т.е. мероприятие массовое – что может здесь предложить? В основном, схемы типа: «как выглядит Жертва» и «как выглядит Автор». Выгляди как Автор – и ты им станешь. Ан нет, не выходит: станешь ты лишь хорошим Актером, изображающим Автора.

·        Роль на подходящем тренинге можно выучить любую: роль «ловеласа», роль правильной мамы, роль хорошей супруги, роль властного начальника и т.п. И если роль начальника – это может быть полезно, то все остальные роли, особенно связанные с личными, близкими отношениями, в которых мы живем, — по большей части, — лишь отдаляют нас от людей.

4.      С новым опытом. Итак, вы сделали то, чего раньше не делали. Этот опыт останется при вас, а не развеется по ветру, при выполнении двух условий: то, что вы сделали — было в зоне вашего ближайшего развития – это раз (т.е. вы были готовы к этому эксперименту, и не хватало лишь подходящей площадки); вы, после получения этого опыта, осмыслили его – это два. Осмыслили – значит, назвали его для себя («я сделал то-то и то-то»); поняли, что мешало вам поступать так раньше; обдумали, где и как вы можете поступать аналогичным образом в своей жизни; обнаружили – какие подсказки помогут вам заметить, что наступил подходящий момент для использования этого самого опыта. Именно эта работа по осмыслению позволит начать использовать результаты нового опыта в повседневной жизни.

Если же первое условие не будет выполнено – т.е. вместо того, чтобы идти естественным путем, терпеливо проходя каждую из зон ближайшего развития, — человек перескочит какие-то этапы, то он либо превратится в Актера из п.3, умеющего механически повторять этот опыт; либо вытеснит его, забудет или обесценит: «это было под влиянием ситуации, я тут ни при чем, я это не могу…»

Задумывая каждый новый авторский проект, я ищу – как взять лучшее из тренинга, из возможностей, которые он предлагает, и как минимизировать в тренинге то, что снижает его эффективность, порой, превращая в развлекалово, пустышку… Если бы можно было каждого участника подготовить – в индивидуальной или групповой терапии, а потом иметь достаточно времени, чтобы помочь осмыслить и переварить полученный опыт… Совсем отказываться от тренингов я не хочу. Мне просто жаль потерять такой инструмент, как игра, — а это именно то, чего много в тренинговой работе (и мало в терапевтической). И я стараюсь объединять элементы тренинга и терапии в своей работе. И некоторые проекты я нахожу весьма удачными.

         Например (проекты, которые велись раньше, плюс существующие сейчас):

Первый пример. Ныне приостановленный проект — наш с Павлом Зыгмантовичем «Остров» (здесь – много тренинга и мало терапии, но много совместного бытия, присутствия в жизни друг друга, что я нахожу очень важным для роста и развития). «Остров» я люблю по трем причинам:

Во-первых, — за открытые отношения. Они поддерживаются всеми (и участниками, и тренерами, и кураторами, и группой поддержки (ГП)) – открытость в желаниях, искренность в чувствах, прозрачность в намерениях. Это то, чему можно учиться ежеминутно: на тренинге, на обеденном кругу, в микро-группе, на вечернем костре, в играх, фоновых тренингах, купаниях и отдыхе… И это то, что позволяет создавать отношения за считанные дни. Да, здесь тоже у каждого своя зона развития, но в этом пространстве каждый остается именно в ней – здесь некуда торопиться. И в этом я сама нахожу для себя возможность для развития.

Во-вторых, — за право на несовершенство. Можно быть совершенным Актером в выбранной Роли. Но нельзя стать совершенным человеком. И если в обычной жизни, можно притвориться, то тут это гораздо сложнее. Ведь все на виду: и тренера, и их помощники, и участники и каждый, как в жизни, может показать себя с разных сторон: как человека бодрого или ленивого; умного или глупого; ошибающегося или точно знающего, что делать; как слабого или сильного; как чувствительного и как равнодушного в какой-то момент. И, поскольку, эти (и прочие) особенности в разные моменты жизни присущи любому человеку, то – для развития — важно видеть, как другие справляются с ошибками и огрехами, как проживают то, что нам самим может не нравиться в себе – и учиться относиться по-доброму как к несовершенству другого, так и к собственному.

В-третьих, — за, собственно, игру. Мы живем тут, на «Острове», играя в лидеров и советчиков, в королевства и государства, в премьер-министров и вассалов, в дочки-матери, в мужчин и женщин, в «холсты» и «художников», в тренеров и участников тренинга…

  • Лирическое отступление. Игра – основной вид деятельности ребенка. В игре он учится взаимодействовать с другими детьми, договариваться, соизмерять свои риски, предсказывать последствия своих действий и т.п. На прошлой неделе я наткнулась на подробную статью на эту тему (фейсбук подсуетил), но, к сожалению, ссылку на нее не сохранила и название не запомнила. В этой статье было отмечено, что дети играют сами по себе все меньше, а больше заняты «развитием» под контролем взрослых. Были упомянуты и исследования, связанные с животными, которым – в эксперименте – разрешено было заниматься чем угодно, но им не давали играть друг с другом. В результате зверушки выросли напуганными и агрессивными одновременно. Пугались и нападали без особых на то причин. Отсюда – вывод, что игры с умеренным и контролируемым самими детьми риском (как в физической реальности, так и в отношениях с себеподобными) необходим для их роста и развития. Игра, я уверена, поможет и взрослым. И, по сути, не очень важно – КАКАЯ именно игра. Важно, чтобы у участников была возможность внутренней регуляции процессов, возможность определять свое место, конкурировать и договариваться, активно подключаться к происходящему по свой воле и отходить в сторону в сложных ситуациях и т.п. Учиться, играя, тому, чему не научились в детстве или подростковом возрасте, и чему сложно учиться во взрослом мире, больше склонном экзаменовать нас на предмет наших умений, нежели помогать и поддерживать в освоении нового.

Второй проект – «Сексология» (сейчас не веду). Здесь в равных долях: информирование (сексуальный ликбез), новый опыт с осмыслением (в части отношений, конечно), тренинг нового поведения, много игр. Тренинга в этом проекте больше, чем терапии, но долгосрочный эффект достигался за счет объемного осмысления проблем (с разных сторон), плюс – длительность, пять трехдневок, — позволял создать отношения в группе, которые поддерживали личностное развитие каждого.

Третий проект — наш с Женей Фридманом CityShuttle, он шел пять лет подряд, сразу после празднования Нового Года, в начале января. После длительного перерыва, в этом, 2019м году, мы его возобновляем (2-6 января), только для продвинутых пользователей. Тема: «Взаимозависимость против самодостаточности». Тут – терапии больше, чем тренинга. Программа гибкая, и игра (которую мы обязательно проводим каждый день) подстраивается под потребности участников, в соответствии со всеми законами и нюансами развития терапевтической группы. После игры — осмысление – и в терапевтических сессиях в кругу, и в микро-группах, и в общем динамическом процессе.

       Четвертый проект — это наш с Сушковой Юлей и Якубовской Ириной проект «Женский интенсив«, который в этом году планируется в Друскининкае. В этот раз —  10-14 апреля 2019г, это терапевтический проект, с тренинговыми заданиями внутри. Терапии еще больше, тренинга еще меньше.

Пятый – это наш с Татьяной Уткиной проект под внутренним названием «Стройняшка». Она похожа на предыдущие два – по форме. Терапия с небольшими вкраплениями тренинга. Эту программу мы проводим и проводили в Сочи, на Гоа, и в Шри-Ланке. В Сочи 13-24 июня 2019г (в режиме – три трехдневки, два выходных), на Шри-Ланке с 28 января до 11 февраля 2019г). Специальная здоровая еда, бодифлекс утром и вечером, групповая терапия… В общем, все живо и с устойчивым долгосрочным эффектом для желающих научиться жить, как живут стройные люди. Если будет интересно, пишите тут или на е-мейл мне vp1@tut.by

В первой редакции текст впервые опубликован мною здесь.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.